Главная » Новости и события » Мнение

Дмитрий Рогозин:врагу не понравится то, что мы задумали

Дмитрий Рогозин

Каким образом Россия намерена вернуть себе статус великой державы и расширить сферы влияния, рассказал зампредседателя правительства РФ, председатель Военно-промышленной комиссии Дмитрий Рогозин.

Становится очевидным, что Россия стремится вернуть себе статус великой державы и расширить сферы влияния — от «переодеваний» наши войска перешли к перевооружению, суммарные расходы на национальную оборону с 2013 по 2015 годы могут составить около 7,7 триллиона рублей. Не все гладко на пути к этому статусу: к границам страны плавно приближается противоракетная оборона НАТО, космическую отрасль РФ в последние два года преследуют неудачи при запусках, «ценовые войны» между российской оборонкой и военным ведомством успели стать притчей во языцех. О том, как планируется преодолевать эти трудности, кто будет определять, какие вооружения и военная техника необходимы нашей армии и каким именно может быть технический ответ РФ на ЕвроПРО, в интервью корреспонденту РИА Новости Игорю Андрееву рассказал заместитель председателя правительства РФ, председатель Военно-промышленной комиссии Дмитрий Рогозин.

- Дмитрий Олегович, одним из самых заметных шагов в реформировании российской «оборонки», который связывают с Вашим именем, стало поручение российского руководства о выводе из состава Минобороны РФ ряда структур и ведомств, первой из которых стала Федеральная служба по оборонному заказу (Рособоронзаказ). Будет ли продолжена работа в этом направлении, какие ведомства еще могут быть переданы «под крыло» правительства РФ?

— Рособоронзаказ выведен президентом РФ из подчинения Минобороны именно потому, что эта служба является надзорным, контролирующим ведомством. Как она могла оказаться под Минобороны и при этом надзирать за деятельностью этого министерства — совершенно непонятно. Более того, Рособоронзаказ имеет компетенцию не только в отношении организаций оборонно-промышленного комплекса и министерства обороны, но и в отношении всех остальных российских силовых структур, которые являются государственными заказчиками вооружений, военной и специальной техники. Поэтому решение о переподчинении этой структуры непосредственно правительству абсолютно логичное и естественное, и во многом именно поэтому ужесточается борьба с финансовыми махинациями и неэффективным использованием средств, выделяемых на оборонный заказ. Мы, наконец, восстановили объективный контроль над ходом его размещения и исполнения. Я обещал руководству страны при моем назначении в правительство, что начну бескомпромиссную борьбу с коррупцией и разгильдяйством, вот мы и действуем по плану.

Теперь по остальным структурам Минобороны. Рособоронпоставка — это агентство, которое занимается размещением заказов на серийное производство продукции в интересах силовых ведомств. Вопросы серийной поставки продукции в войска — это не дело правительства. Пусть Минобороны и другие силовики сами решают этот вопрос.

Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) и Федеральная служба по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК), которые формально подчинены Минобороны, в силу специфики их деятельности и особой важности работы этих ведомств на самом деле находятся под личным контролем президента РФ. Только ему решать, где они будут находиться, хотя, по сути дела, они и так напрямую выходят на главу государства. Как ответственный в правительстве за военно-техническое сотрудничество и руководитель комиссии РФ по экспортному контролю я также имею свое отношение к этим службам.

- Появятся ли в ближайшее время у правительства РФ, у Военно-промышленной комиссии новые, дополнительные рычаги контроля за системой гособоронзаказа?

— Конфликт интересов между Минобороны и оборонной промышленностью носит, как говорится, экзистенциальный характер. Это вечный конфликт между продавцом и покупателем. Другое дело — в интересах национальной безопасности этот конфликт должен приобрести форму профессионального спора компетентных специалистов, ставящих перед собой одну цель — укрепление обороноспособности страны и ее индустриализацию. В этом смысле Военно-промышленная комиссия, в состав которой входят, с одной стороны, главы силовых министерств и ведомств, военачальники, а с другой — руководители оборонной науки и промышленности, выступает в качестве объективного арбитра, прежде всего в вопросах ценообразования.

При бывшем руководстве Минобороны абсолютизировалась западная техника и вооружения в ущерб отечественному производству, которое душилось близкой к нулевой рентабельностью. Поэтому ВПК была вынуждена выступать в защиту российских оборонщиков, пытающихся решить одновременно две сложнейшие задачи: запуск производства современного оружия и обновление технологии самого производства. Теперь, после известных перемен на Арбате, надеюсь, ситуация выправится, в Минобороны закончится чехарда в организации военной науки и наладится, наконец, система планирования заказа вооружений, а промышленность выйдет на стабильное производство с высоким качеством продукции.

Я, кстати, отказал Сердюкову в визировании проекта постановления правительства о ликвидации ряда военных академий и еще до его отставки потребовал от Минобороны восстановить численность военной приемки до 25 тысяч человек, как это определено указом президента. А Анатолий Эдуардович «досокращался» до 7,5 тысяч военпредов на 1,35 тысячи предприятий — отсюда и резкое падение уровня контроля качества производства, в том числе в ракетно-космической отрасли.

Что касается дополнительных рычагов контроля со стороны ВПК за ходом размещения заданий оборонзаказа, то их несколько. Во-первых, я ввел практику еженедельных оперативных совещаний, на которых заказчики и исполнители докладывают мне об изменении динамики размещения ГОЗ. В случае необходимости я немедленно вмешиваюсь и разрешаю проблему. Во-вторых, вышел на полную мощность Рособоронзаказ, о чем я уже вам говорил. В-третьих, скоро будет поставлена на «боевое дежурство» государственная автоматизированная система государственного оборонного заказа (ГАС ГОЗ) — электронная база данных, способная оперировать всем массивом необходимой информации по всем заказчикам, производителям и поставщикам, включая поставщиков второго и третьего уровня. Также в ГАС ГОЗ мы предполагаем систематизировать информацию по всем научно-исследовательским и опытно-конструкторским работам, которые велись и ведутся в интересах обороны и безопасности страны. Таким образом, мы как бы материализуем научно-технический задел ВПК.

Ну и, наконец, буквально месяц назад Владимир Владимирович Путин своим указом создал межведомственную рабочую группу высокого уровня по контролю за размещением и исполнением ГОЗ. Она рассматривает наиболее проблемные моменты создания новых производств и систем оружия с последующим докладом главе государства, в том числе о степени персональной ответственности тех должностных лиц, кто саботирует решения, направленные на укрепление обороноспособности страны.

- Как раз одним из таких проблемных моментов является судьба новой бронетехники для ВДВ. Так получат ли в итоге российские десантники новую машину — БМД-4М, когда будет принято соответствующее решение?

БМД-4М

— Проблема в том, что оборонная промышленность — а я в большей степени отвечаю именно за ее развитие, за подготовку военной науки и промышленности к исполнению сложнейших заданий оборонзаказа — она все-таки не должна заниматься какими-то своими фантазиями и придумывать за заказчика то, что ему необходимо для успеха на поле боя. Промышленность может предлагать министерству обороны разные варианты технического решения той или иной задачи, но придумывать за заказчика его заказ она не должна. Ответ на этот вопрос зависит от того, как Генеральный штаб видит перспективы боевого применения воздушно-десантных войск.

Если там исходят из того, что концепция применения ВДВ — это заброска десантников в тыл противника и удержание плацдарма до подхода основных наших сил, то, конечно, для этого необходима десантируемая, легкая, но хорошо вооруженная техника. Если же речь идет об иных способах применения ВДВ, например, решение полицейских и антитеррористических задач, то тогда нужны не БМД, а хорошо защищенные от минно-фугасного нападения автомобили, приспособленные в том числе и для ведения боевых действий в городских условиях. Американцы в подобных операциях применяют «Хаммеры», у нас аналогичные разработки тоже ведутся и принимаются на вооружение. При бывшем министре Сердюкове наша армия закупала в Италии бронеджипы «Ивеко», прикручивая им на месте бампер и переименовывая их в «Рысь».

БМД-4М, с моей точки зрения, да и с точки зрения командующего ВДВ Владимира Шаманова, начальника его штаба и вообще десантников, принимавших участие в реальных боевых операциях, — это хорошо вооруженная (100-миллиметровое орудие, 30-миллиметровая автоматическая пушка, спаренный пулемет и ПТУР), маневренная машина. Утяжелить ее за счет дополнительной бронезащиты дна, конечно, можно, но тогда она не сможет ни десантироваться с воздуха, ни преодолевать вплавь водные преграды. Здесь надо выбирать оптимальный вариант с точки зрения концепции боевого применения воздушного десанта. Уверен, новый начальник Генштаба Валерий Васильевич Герасимов, которого я знаю по совместной работе с НАТО с наилучшей стороны, разберется.

Мы готовы и дальше совершенствовать работу по новым платформам, которая сейчас ведется на «Курганмашзаводе». В том числе по перспективной платформе «Курганец», на базе которой будет исполнена также и новая БМД. Но еще раз говорю — промышленники не могут выдумывать за Генеральный штаб способы применения войск. Они готовы предложить армии технические решения, но сами технические задания, или как мы их называем «хотелки», должны писать все-таки заказчики из Генштаба.

- Хотелось бы затронуть еще одно проблемное направление — космос: ряд неудачных запусков и аварий показал необходимость реформирования отрасли. Многолетняя стратегия развития отрасли уже представлена в правительство, а когда станут известны планы преобразования Роскосмоса? Станет ли это агентство госкорпорацией по примеру Ростехнологий, каким будет тип управления этой структурой?

— Этот вопрос рассматривался на Совете безопасности 31 августа, докладывался президенту и председателю правительства. Недавно под моим председательством создана группа, которая должна выработать концепцию дальнейшего движения в сторону нового организационно-правового статуса Роскосмоса, — движения с целью радикального повышения надежности ракетно-космической техники, создания системы управления качеством производства, оптимизации самого производства, ведь ракетно-космическая отрасль загружена заказами всего процентов на 40.

Источник
oko-planet.su
Категория: Мнение | Добавил: War (12.11.2012) |
Просмотров: 3028 | Теги: Рогозин | Рейтинг: 1.0/9


Похожие статьи
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Вы можете оставить коментарий к новости Дмитрий Рогозин:врагу не понравится то, что мы задумали здесь,мы будем рады услышать ваше мнение.