Главная » Новости и события » Мнение

О самых масштабных с советских времен военных учениях
О самых масштабных с советских времен военных учениях

Довольно тихо и обыденно, без фанфар и медийной шумихи (как у нас любят) начались, наверное, одни из самых масштабных и важных для армии учений. Войска крупнейшего в России военного округа — Восточного — были подняты по тревоге и приведены в полную боевую готовность.

Для Вооруженных сил мирного времени это момент истины. В этом году Владимир Путин уже испытывал внезапными проверками остальные военные округа — Западный, Южный и Центральный, — а также Войска воздушно-космической обороны, Ракетные войска стратегического назначения, Военно-воздушные силы, Воздушно-десантные войска. Однако такого масштаба, как в эти дни, ранее всё же не наблюдалось.

Сейчас задействовали до 160 тыс. военнослужащих, около 1 тыс. танков и боевых бронированных машин, 130 самолетов и вертолетов дальней, военно-транспортной, истребительной, бомбардировочной и армейской авиации, а также до 70 кораблей и судов Военно-морского флота. Конечно, не забыли и про «мирное население» — на период учений из запаса призвано более 1 тыс. человек. Столь масштабных проверок боевой готовности не проводилось с советских времен. Встает вопрос о необходимости столь масштабных и кардинальных мер. Уже сейчас звучат мнения, что это опасно (sic!), дорого и вообще непонятно зачем. На самом деле главная причина лежит на поверхности: до сих пор неизвестно, как поведет себя армия при внешней агрессии. При масштабных инвестициях в вооружение, которые достигли сейчас головокружительных высот, необходимо иметь управляемый и эффективный инструмент. Иначе все попытки перевооружить армию априори бессмысленны.

Восточный округ, несмотря на его удаленность от «горячего» южного направления и западного соседства с НАТО, остается одним из самых важных и ответственных в обороне и безопасности России. В общественном сознании восточное направление традиционно самое недооцененное с точки зрения военно-политических угроз. А зря. Территориальные претензии к России имеет Япония, имеющая современные армию и флот. С военной точки зрения гипотетический сценарий «возврата» островов вполне реален, тем паче что мирного договора как не было, так и нет. Расклад сил не в пользу России. Совершенно неконтролируемой политикой отличается Северная Корея, с миллионной армией и ядерным оружием. Парад военного присутствия возглавляет Китай с самой большой армией в мире — 2, 25 млн человек, у которого, в свою очередь, традиционно сложные отношения с соседями. Приятное исключение тут составляет Россия, но в мире политики ничто не вечно. Получается, что наш восточный «тыл» — это огромная территория, перенасыщенная оружием, политическими амбициями и нестабильностью.

Вспомним события 2008 года, когда, надо признать, Россия оказалась не готова к агрессии Грузии и в результате получила ряд очень неприятных сюрпризов. А ведь с Россией воевала маленькая страна, чьи военные и экономические способности несоизмеримы с российскими. Тогда же стало понятно, что в текущем виде российская армия в мировом масштабе неконкурентоспособна. И это дало старт реформе.

Сейчас Вооруженные силы прошли самую трудную стадию переформатирования и структурных изменений, обретая тот самый «новый облик», о котором говорили в 2008 году президент Медведев и министр обороны Сердюков. Однако радикальные реформы Сердюкова, по сути верные, несли в себе множество непродуманных и просто ошибочных решений. Экономически армия сделала большой шаг вперед. Вспомним, до Сердюкова Вооруженные силы были самым коррупционным государственным институтом. Но по военной части множество решений Сердюкова сейчас пересматриваются.

Но вопрос о реальной боевой готовности Вооруженных сил остается открытым: «Единожды солгавший, кто тебе поверит?»

Знать объективную картину состояния военной организации государства крайне необходимо и Путину, и обновленному руководству Минобороны. Замыслы военной реформы уже в достаточной степени воплощены в жизнь, пришла пора определяться с тем, что реально имеем на сегодняшний день, намечать пути дальнейшего развития военной машины. Не секрет, что сейчас формируется перспективный план строительства ВС РФ и госпрограмма вооружений (ГПВ) на период до 2025 года. Именно поэтому проверяются не только войска и органы военного управления, но и мобилизационные возможности, и планы территориальной обороны, и схема взаимодействия с другими силовыми структурами, с гражданскими властями и организациями. По-хорошему, было бы неплохо, если бы по результатам учений Министерство обороны сделало развернутый отчет работы боевой техники: какие потребности встали наиболее остро, какие виды показали свою неэффективность. И это должно отразиться на планах секвестра ГПВ.

Но главное, необходима безукоризненная отработка механизма управления войск. Ибо время, как известно, — это кровь.

Уже сейчас выясняется, что далеко не всё проходит гладко. В том числе вскрываются нестыковки в тех местах, которые при СССР отрабатывались «на автомате». Например, возникла проблема заправки топливом военной авиации на гражданских аэродромах. Деньги у военных летчиков есть, а топлива на аэродромах нет. Коммерческие организации не обязаны содержать запасы для военных, а хранилища Госкомрезерва имеются далеко не везде. Еще одна сторона такой проблемы — аэропорт на Сахалине отказывался принимать военные борта, пока не оплачен аэропортовый сбор. Опять коммерческий интерес вступает в противоречие с государственной необходимостью. Такие нестыковки надо решать на законодательном уровне. И хорошо, что они вскрываются при проверке войск, а не под ударами противника.

Армия должна быть в постоянной готовности к войне. Невзирая на времена года, суток и погоду, на призыв или увольнение «срочников», на отпуска и «семейные обстоятельства», на старую технику, на любые другие причины, способные помешать выполнению задач по предназначению. Готовность к войне в первую очередь означает умение воевать в изменившихся, некомфортных условиях — здесь и сейчас, не по плану. Для этого нужен системный, наработанный на уровне рефлексов навык. В традиции русской армии издавна закрепилась печальная традиция «умереть, исполняя долг». Это традиция, вызванная системными проблемами армии — в первую очередь слабым управлением собственными ресурсами.

Так вот, надо, чтобы умер, исполняя долг, противник, а Вооруженные силы были готовы исполнять следующие задачи. Чтобы это случилось, необходим симбиоз профессионализма армии и технической компетенции военно-промышленного комплекса. Сколько раз бывало в истории России, когда армии было нечем воевать, а дорогостоящий флот можно было только затопить. Адекватное понимание потребности возникнет только с повышением профессионализма.

Грядущий секвестр ГПВ должен отразить понимание армией своих потребностей с учетом того, что воевать нужно «здесь и сейчас».

Журналист Виктор Мураховский
Автор — член Экспертного совета при председателе Военно-промышленной комиссии РФ

izvestia.ru


Категория: Мнение | Добавил: War (21.07.2013) |
Просмотров: 2696 | Теги: учения | Рейтинг: 1.0/13


Похожие статьи
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Вы можете оставить коментарий к новости О самых масштабных с советских времен военных учениях здесь,мы будем рады услышать ваше мнение.
Читайте также:
Суперавианосцы и целесообразность их постройки

Целесообразность постройки суперавианосцев вызывает сомнение

Секретные войны США

структуре Пентагона существует некое секретное спецподразделение, которое ведет глобальную секретную войну

Пятый патрульный катер класса «Скъелд» для ВМС Норвегии

Церемония состоялась в г.Мандал (на юге Норвегии)