Главная » Новости и события » Обзор инопрессы

«Замороженный» конфликт приближается к «точке плавления»



Старший сотрудник вашингтонского аналитического центра «Американский совет по внешней политике» Уэйн Мерри считает, что армяно-азербайджанский конфликт вокруг спорной территории – Нагорного Карабаха – может завершиться военным столкновением, и западным странам следует по возможности быстро вмешаться, чтобы пресечь новую войну.

«Российско-грузинский конфликт вокруг Южной Осетии в 2008 году стал абсолютной неожиданностью для западных правительств, хотя многие эксперты на протяжении месяцев сигнализировали об опасности. Сегодня тревожные сигналы поступают из другой части Южного Кавказа – Нагорного Карабаха, и они свидетельствуют о возможности возобновления конфликта между Арменией и Азербайджаном из-за этой территории», - пишет аналитик.

 По его мнению, соглашение о прекращении огня от 1994 года «становится все более хрупким». «Серьезные нарушения стали обычными, а параллельно с этим полным ходом идет гонка вооружений. К этому прибавляется и то, что обе стороны считают возобновление войны вполне возможным. Наблюдатели говорят об опасности, однако стороны не желают пересматривать своих позиций», - отмечает Мерри.

Нервная точка Запада под названием «цена на бензин».

 «Внешние силы могут либо ждать, пока не разгорится этот «замороженный конфликт» (по убеждению аналитика, абсолютно неудачный и не соответствующий ситуации термин), либо изменить свои зашедшие в тупик посреднические усилия. Вооруженный конфликт из-за Карабаха может быть гораздо более серьезным, чем  война 2008 года между Россией и Грузией, отчасти потому, что соотношение сил примерно равное, а отчасти из-за близости и уязвимости крупных нефте- и газопроводов. Таким образом, новая карабахская война может коснуться одной из самых нервных точек европейцев и американцев – "цены на бензин"», - заключает аналитик.

Пять стимулов к войне

 Уэйн Мерри пришел к выводу, что существует «пять стимулов» к войне.

 Во-первых, прекращение огня в 1994 году не снизило угрозу войны, а еще больше углубило отчуждение между сторонами. Ныне сложилась не столько ситуация «не войны - не мира», сколько «предвоенная» ситуация. В самом Карабахе и на территориях вокруг него нет азербайджанцев, из Армении уехали практически все азербайджанцы, из Азербайджана уехали практически все армяне. Контакты между неправительственными организациями Армении и Азербайджана практически отсутствуют. Обе стороны проводят основанную на стереотипах пропаганду вражды и ненависти.

 Во-вторых, посредничество сопредседателей Минской группы ОБСЕ, к сожалению, не уменьшает опасность войны. Дипломаты работали усердно, тем не менее после двух десятилетий Минская группа не добилась заметного прогресса, чтобы умерить народное разочарование с обеих сторон. Это заставляет многих, особенно в Азербайджане, думать о решении вопроса «решительными мерами». Десятилетия посредничества углубили цинизм, а не надежду на мирный исход.Истина такова, что международное посредничество позволило властям в Баку и Ереване избежать своей основной обязанности информировать и просвещать свое население о компромиссах, необходимых для мирного урегулирования. Оба общества испытывают максималистские ожидания, которые могут быть достигнуты только с помощью успешной крупномасштабной войны. В этой атмосфере неудивительно, что некоторые полагают, что замораживание полномочий Минской группы, по крайней мере на время, может действительно улучшить дипломатические перспективы.

 В-третьих, гонка вооружений идет полным ходом, подпитываясь с азербайджанской стороны существенными нефтяными и газовыми доходами этой страны, а с армянской стороны – трансфертами из России. Основной движущей силой гонки вооружений является стремление Азербайджана взять реванш или побудить армянскую сторону к уступкам с помощью реальной угрозы войны. Поскольку оборонный бюджет Азербайджана в настоящее время сопоставим со всем бюджетом Армении, если не превышает его, расходы на гонку явно в пользу Баку. Тем не менее, Ереван получает российское вооружение по льготным ставкам. Как обычно в таких обстоятельствах, программы и политика министерств обороны оставляют в тени программы и политику дипломатических учреждений. До сих пор гонка вооружений не способствовала политической гибкости ни одной из сторон.

 В-четвертых, нарушения режима прекращения огня вдоль линии соприкосновения с обеих сторон стали настолько обыденными, что даже нерегулярно сообщаются за рубежом. Снайперский огонь, часто направленный против гражданского населения,  отличается по своим масштабам от нарушений режима прекращения огня всего лишь несколько лет назад. Сегодня царит ситуация не полумира, а полувойны. Это нечто, способное выйти из-под контроля, тем более что между двумя сторонами не существует никаких мер по укреплению доверия, например прямых контактов.

 В-пятых, наиболее тревожным элементом является рост ожиданий с обеих сторон, что возобновление войны может быть не только неизбежным, но даже желательным. Никто не думает, что новая война будет легким делом, однако многие считают, что война «урегулирует» спор на выгодных условиях или по крайней мере приведет к прорыву из дипломатического тупика. Опасность заключается, пожалуй, не столько в возможности умышленного начала военных действий, сколько в том, что развивается противостояние, в котором ни одна сторона не имеет политического мужества открыто отойти от конфликта. Азербайджанцы говорят, что их финансовые вложния сделали армию боеспособной и она «может в короткий период времени восстановить свой суверенитет над территориями». Армяне же говорят, что деньги неважны, поскольку «на деньги азербайджанцы не смогут приобрести те воинские навыки, которыми обладают армяне».

Осадная война

 «Новая карабахская война не будет повторением войны 1991-1994 гг. Тот конфликт был серией в основном пехотных кампаний с некоторой бронетанковой, артиллерийской и авиационной поддержкой в условиях многонациональной демографии. В последующие годы Карабах систематически превращался в крепость, сочетая свой естественный горный рельеф с тщательно подготовленными эшелонированными оборонительными сооружениями в глубине. Стратегия заключается в том, чтобы использовать фортификационные сооружения и огневые средства в сочетании с пространством и топографией, чтобы нанести потери и выиграть время, - пишет Мерри. - Таким образом, следующая карабахская война будет осадной. На протяжении всей истории осады были известны жестокостью, кровопролитием и потерями для гражданского населения. Осадная кампания состоит из двух компонентов, которые, как правило, следуют друг за другом: бомбардировка и нападение (или бой). Обе страны широко готовятся к бомбардировкам, приобретая дальнобойную артиллерию, реактивные системы залпового огня, большие запасы боеприпасов и беспилотные самолеты-разведчики».

Мишень – население и гражданские объекты


 Однако, по мнению американского аналитика никакого решения не может быть достигнуто только путем бомбардировки окопов друг друга. «Совершенно очевидно, что обе стороны намерены целиться в гражданскую инфраструктуру и населенные пункты почти с самого начала. Наиболее ценные и чувствительные мишени для обеих сторон находятся далеко за пределами Карабаха. Это уязвимые для авиации нефте- и газопроводы – в Азербайджане и АЭС – в Армении», - отмечает Уэйн Мерри.

 «Если внешнее давление не приведет быстро к прекращению огня, битва перейдет в фазу нестатического боя. Обе стороны располагают крупными мобильными силами, дополненными беспилотниками и другим высокотехнологичным оборудованием. Армения не должна недооценивать боеспособность ВС Азербайджана, поскольку порой даже несовершенная в боевом искусстве сила, если она многочисленна и хорошо вооружена, может довольно далеко продвинуться вперед на поле боя. А Азербайджан не должен переоценивать свое недавно приобретенное вооружение, так как Армения упорно трудилась, чтобы поддерживать боевое преимущество своей небольшой армии и полностью воспользуется своими преимуществами», - продолжает аналитик.

Ошибочный расчет сделает Карабах мировой темой

 «Самый незначительный ошибочный расчет одной из сторон или же обеих сторон приведет к тотальной войне, в результате которой Карабах сразу же окажется в центре внимания мировой прессы. По убеждению хорошо осведомленных иностранных источников, равенство сторон, тем не менее, сыграет на пользу обороняющейся стороне, но это будет достигнуто чрезмерно тяжелой ценой», - утверждает аналитик.

Россия и Турция – «спонсоры» сторон

 Помимо очевидных угроз для самих сторон, проблема, по мнению Уэйна Мерри, заключается в том, что у каждой из них есть более крупный союзник.

 «У Армении есть основанный на договоре альянс безопасности, а также гарантии со стороны России. Однако это не относится непосредственно к Карабаху. Тем не менее, если война перекинется непосредственно на территорию Армениии, то пункт договора о нераспространении гарантий на Карабах уже не будет иметь существенного значения. Для России на карту поставлено слишком многое в плане своего армянского сателлита, чтобы позволить ему проиграть войну. Таким образом, влияние Москвы на Баку в то время будет иметь решающее значение. Турция не имеет никаких юридических обязательств по отношению к своему азербайджанскому сателлиту, однако карабахский вопрос имеет мощный политический резонанс в Турции и был преградой, на которую налетели усилия по нормализации отношений с Арменией. В случае войны внутренний политический импульс к тому, чтобы поддержать своих этнических родственников, может оказаться очень сильным. Новое региональное положение Анкары и ее независимость от европейских и американских союзников будут в высшей степени проверены в кавказском кризисе. Трудно вообразить, что Россия и Турция вступят в бой сами, но война чужими руками, подпитываемая и поддерживаемая великими региональными державами, может шагнуть далеко за пределы интересов самих комбатантов. Последствия непредсказуемы и опасны», - пишет американский эксперт.

Война не неизбежна... пока

 «Армяно-азербайжанскую войну нельзя считать ни неизбежной, ни близкой. Тем не менее, атмосфера гораздо более опасная, чем в прошлые годы и тенденция ведет к столкновению. Если оно не будет предотвращено, то это назревание приведет к логической развязке, - утверждает аналитик. – Стороны действуют безответственно, а следовательно, кто-то другой должен взть на себя ответственность. За последние двадцать лет США, Франция и Россия в разное время пытались достигнуть дипломатического прорыва по Нагорному Карабаху, стороны вовлекались в переговоры на высшем уровне. К сожалению, все эти инициативы не привели к успеху, поскольку политические лидеры в Баку и Ереване не хотят или не могут набрать политический капитал (или смелости), чтобы принять инициативы. Правительства обеих стран уже много лет знают, как должно выглядеть урегулирование: посредники Минской группы довольно детально работали над этим. Ни одно из правительств не готово сказать об этом жителям своих стран, так как обе стороны должны пойти на большие компромиссы».

 До сих пор, по словам Уэйна Мерри, посредники «общались только с правительствами, а не с населением двух стран».

В год выборов вряд ли будут новые предложения

 «С учетом президентских выборов в этом году в странах-сопредседателях Минской группы, будет сложно генерировать какие-либо инициативы по «замороженным конфликтам». Между тем, ситуация требует политических действий со стороны внешних сил на высоком уровне и даже несколько старомодного сговора держав, дабы не допустить того, чтобы две небольшие страны поставили под угрозу региональные и международные интересы», - пишет Мерри.

Реальное урегулирование вместо «пирровой победы»

 По мнению Уэйна Мерри, многие армяне и азербайджанцы предполагают, что вероятная война может завершиться их победой. Между тем, для каждой из сторон это будет «пирровой победой». «Единственное что нужно, это инициатива, чтобы достичь окончательного урегулирования нагорно-карабахского конфликта по линиям, уже очерченным в рамках Минской группы, а не продолжать вести посредническую деятельность. Это потребует серьезного сотрудничества между внешними силами, чтобы поощрить, если не навязать, основанное на договоре урегулирование, включающее болезненные компромиссы с обеих сторон. Поддержание мира будет жизненно важным элементом урегулирования», - убежден он.

Принятие последствий предпочтительнее новой войны

 «По большому счету, от внешних сил требуется внушить политическое мужество сторонам, у которых его нет, и говорить правду населению обеих стран. Главная истина в том, что два десятилетия назад была война с последствиями – может быть, не с «правильными», «справедливыми» или «хорошими», но с последствиями, принятие которых гораздо лучше, чем другая война. Настало время для внешних сил послужить своим собственным интересам и пойти дальше посредничества. Это трудная задача в нынешней международной обстановке, но растянуть карабахский конфликт в третью декаду – это не решение, как не является решением и новая война», - заключает свою статью старший сотрудник аналитического центра «Американский совет по внешней политике» Уэйн Мерри.
Категория: Обзор инопрессы | Добавил: War (16.05.2012) |
Просмотров: 1543 | Теги: война, кавказ | Рейтинг: 1.0/10


Похожие статьи
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Вы можете оставить коментарий к новости «Замороженный» конфликт приближается к «точке плавления» здесь,мы будем рады услышать ваше мнение.