Главная » Военный вестник » Новости ВПК

Корабль будущего в свете инновационных технологий
ВМC в XXI веке

По оценке RAND Corporation, Китай и Индия находятся на этапе экономического и научного роста, что позволит им сократить отставание от научно развитых стран.

Для стран с менее динамичным развитием, а также политической и общественной нестабильностью способность реализации технологий будет затруднительной задачей даже при наличии возможности приобретения соответствующих технологий. Степень несоответствия возможности приобретения и освоения (реализации) технологий иллюстрируется рисунком 1.

оценка возможностей
Приведенный рисунок построен исходя из следующих предпосылок:

1. Способность приобрести технологию необязательно тождественна возможности ее реализовать, поскольку реализация технологии и поддержание ее повсеместного использования требуют некоторого уровня готовности, характеризуемого стимулами и барьерами к реализации технологий.

2. Значения стимулов и барьеров выбирались на основе тех же данных, что и для определения способности стран к приобретению технологий. Кроме того, учитывались экспертные оценки политических, экономических и общественных условий в странах.

3. Способность страны к реализации технологии оценивалась как произведение способности к приобретению данной страны на процент от десяти исходных стимулов к реализации технологии (вертикальная ось).

4. Горизонтальная ось начинается у отметки сто процентов, когда имеются все десять барьеров, и кончается у нуля (барьеров нет).

5. В исследовании принято, что все технологии, стимулы и барьеры имеют одинаковую значимость, хотя для конкретной страны это необязательно так.

Из приведенного рисунка следует, что страны, обозначенные синим цветом, обладают наибольшей способностью к освоению революционных технологий по укреплению вооруженных сил будущего. При этом отмечается, что в связи с интенсивным развитием науки и техники страны, приобретающие технологии, для сохранения своих позиций в отношении реализации этих технологий должны предпринимать постоянные усилия в этом направлении: обеспечивать принятие необходимых законов, создавать благоприятное общественное мнение, инвестировать средства в НИОКР и образование, а также устранять препятствия на пути развития техники, заботиться о создании и развитии соответствующей инфраструктуры. Приведенная в докладе статистика по 157 странам мира показала, что РФ по интегральному индексу научно-технических возможностей занимает 19-е место. Величина индекса РФ – 0,89 из диапазона [5,03...-0,51]. Индексы Китая и Индии – 0,10 и 0,04 соответственно. Тем не менее RAND Corporation ставит им больший процент способности освоения технологий для укрепления вооруженных сил. При равенстве по рисунку 1 уровня барьеров с РФ этот вывод, по-видимому, связан с более высокой оценкой процента их стимулов.

О приоритетах

Ссылаясь на прекращение деятельности советского ВМФ в океане, командование ВМС США говорит о сосредоточении своего внимания на наземных регионах, действиях в густонаселенных районах мира. При этом ставится задача обеспечения доступа кораблей ВМС США в прибрежные зоны и достижения конечной цели в пределах досягаемости оружия потенциального противника.

Решить задачу доступа должны корабли нового поколения для действий в прибрежных районах LCS (Littoral Combat Ship). Они разработаны и строятся с целью создать благоприятную оперативную обстановку для ударных соединений флота и сил вторжения, то есть вести борьбу с ракетными катерами противника, неатомными ПЛ, минной опасностью, осуществлять разведдеятельность, высадку и поддержку разведывательно-диверсионных подразделений.

Другим заметным приоритетом остается развитие сил вторжения и передового базирования. Так, ВМС США планируют к 2020 году иметь в составе ВМС 30–35 больших современных десантных кораблей различных типов. К настоящему времени они полностью отказались от использования в десантных операциях танкодесантных кораблей традиционного типа с подходом к берегу. Предпочтение отдано применению вертолетов и высадочных плавсредств для высадки войск и техники. Примеры новых кораблей – это универсальный десантный корабль-вертолетоносец нового типа LHA(R) водоизмещением около 49 тысяч тонн. LHA спроектирован без доковой камеры, но с увеличенным объемом погребов авиационного боезапаса и хранилищ авиационного топлива. Кроме того, на нем предусмотрена возможность боевого использования до 20 многоцелевых истребителей F-35В укороченного взлета и посадки. Другим новым кораблем стал десантный корабль-док нового поколения типа San Antonio водоизмещением около 25 тысяч тонн. Количество этих кораблей намечено к 2014 году довести до девяти.

Великобритания к 2020 году планирует иметь в составе ВМС семь крупных десантных кораблей. Это вертолетоносец и шесть кораблей с доковыми камерами общей десантовместимостью 3000–5000 человек.

Наиболее представительными десантными кораблями Франции стали два универсальных десантных корабля-вертолетоносца с доковой камерой типа Mistral, введенные в состав флота в 2005–2006 годах.

В 2005-м в Испании начата постройка крупного универсального десантного корабля водоизмещением 27,5 тысячи тонн авианосной ангарно-доковой архитектуры. Южная Корея ведет постройку трех универсальных десантных кораблей авианосной архитектуры с доковой камерой (водоизмещением 19 тысяч тонн).

Итак, номенклатура основных сил военно-морского флота США и их ближайших союзников остается неизменной: авианосцы, стратегические и многоцелевые АПЛ, НК дальней морской зоны, универсальные десантные корабли. При этом главными многофункциональными кораблями в достижении господства на море станут, по мнению Совета по технологиям в области военного кораблестроения, многоцелевые АПЛ. Их развитие в этом направлении обуславливают необходимостью снижения уязвимости флота, возможностями перспективной ракетной техники и технологиями снижения шумности. Утверждение об АПЛ как о многофункциональных главных кораблях флота плохо соотносится с фактом наличия в составе ВМС США 12 атомных авианосцев – участников всех региональных конфликтов и непременных наблюдателей в зонах повышенной напряженности.

Итак, наиболее значимым реагированием на меняющуюся геополитическую обстановку можно назвать разнообразные пути повышения эффективности использования ударных соединений и сил вторжения в различных оперативно-тактических условиях и придания кораблям традиционных типов ряда дополнительных функций, не связанных с боевыми действиями.

О повышении эффективности

Проблема влияния научно-технического прогресса на облик и эффективность военно-морской техники многопланова и объемна.

Главной тенденцией и важнейшим продуктом научно-технической революции стало решение проблемы скрытности и малозаметности ПЛ и НК. В данном случае будем понимать под скрытностью способность оставаться необнаруженным различными средствами РЭВ. Понятно, что это в основном относится к ПЛ. Понятие заметности отнесем в первую очередь к НК в смысле обнаружения их системами самонаведения противокорабельных ракет, а также различными трактами подводного оружия. Именно эти качества существенно повлияли на облик современных ПЛ и НК.

Уровень скрытности, как и заметности, не может быть в количественном отношении ни постоянным, ни абсолютным. Он меняется в связи с непрерывным развитием средств обнаружения. Раньше обнаружить цель, чем быть услышанным, – вот дилемма нескончаемого противоборства. Снижение шумности современных ПЛ и смещение зоны их действия с «глубокой воды» на прибрежное мелководье существенно усложнили проблему обнаружения пассивными средствами. Именно поэтому понятие акустической скрытности стало более объемным и значимым по сравнению с традиционным определением шумности ПЛ. На повестку дня вышли средства активной гидролокации в варианте развертывания так называемых мультистатических систем активного обнаружения по вторичному гидроакустическому полю. Противодействие – снижение силы цели ПЛ, представляющей собой количественное выражение эхо-сигнала, возвратившегося от облученной ПЛ. Другая группа факторов, характеризующая скрытность ПЛ, – это поля электромагнитной группы. Причем роль этих полей значительно возрастает при перемещении операций в зоны прибрежного относительного мелководья. С точки зрения как обнаружения, так и атаки ПЛ наибольшую опасность для них представляют противолодочные летательные аппараты с высокочувствительными магнитометрами с дальностью обнаружения на сегодня до двух километров, а также инфракрасная аппаратура. А в условиях Арктики (ледовая обстановка) это фактически единственный способ. Большой объем регистрируемой информации современными электромагнитными системами позволяет решать задачу определения дистанции, курса ПЛ и ее классификации.

Существенным демаскирующим фактором ПЛ называют гидрофизические поля кильватерного следа (ГФП КС). Многочисленные публикации показывают, что страны НАТО ведут обширные НИР и ОКР по созданию неакустических средств обнаружения, с помощью которых фиксируются градиенты температурного поля, электропроводимость, флуоресценции и малые концентрации различных выбросов ПЛ. С большой уверенностью можно считать, что ПЛ и НК ведущих морских стран имеют на борту средства обнаружения ГФП КС.

Скрытность подводных лодок фактически оправдывает их необходимость. Связано это с тем, что после обнаружения ПЛ становится особенно уязвимой. Как остроумно заметил один зарубежный ученый, «слабо защищенная и имеющая малые шансы на выживание после первого удара ПЛ имеет единственное средство защиты – бегство. Это приводит к тому, что некоторые школы, в частности русская и американская, стараются обеспечить ПЛ очень высокими скоростями, иногда более 40 узлов. Дальность и скорость современных противолодочных средств делают этот способ иллюзорным».

Проблема скрытности породила уже явно выраженную тенденцию снижения максимальных скоростей АПЛ и НАПЛ. Так, максимальные скорости самых последних АПЛ типов Virginia, Astute, Baraccuda на пять – семь узлов ниже, чем АПЛ предыдущих поколений. Как минимум можно усмотреть две причины этой тенденции. Первая – это повышение эффективности ГАК и увеличение дальностей обнаружения. Вторая связана с уменьшением при снижении максимальной скорости сопротивления движению и потребной мощности. Это само по себе создает очевидные предпосылки для проектирования менее виброактивного энергетического оборудования и движителя. Отмечается, что при этом возрастает относительно малошумная скорость и снижается уровень помех работе ГАК, что дает возможность работать в пассивном режиме. Как следует из печати, на АПЛ Seawolf такая скорость доведена до 20 узлов. Условно эту скорость можно назвать второй малошумной, тогда как упоминаемая в печати скорость десять узлов является самой малошумной, когда уровень шумности определяется только работой механизмов и оборудования.

Заметность надводного корабля – это совокупность отличий основных его сигнатур от естественного фона либо искусственного в верхней и нижней полусферах. Номенклатура сигнатур НК включает несколько десятков наименований, относящихся к трем основным группам физполей: электромагнитным, акустическим и гидрофизическим. Комплекс методов и средств защиты НК принято объединять термином «стелс-технологии». В этот комплекс входят архитектурные мероприятия (часто именно их и называют стелс-технологиями), различные поглощающие материалы, а также метаматериалы и плазмонные образования, реализующие идеи дифракции электромагнитного поля. Это направление прогнозируют как одно из самых эффективных средств сделать НК невидимым для противокорабельных ракет. В составе упомянутого комплекса можно назвать средства радиоэлектронной борьбы – станции активных помех и пассивные ложные цели. В нижней полусфере помимо традиционных все более важную роль начинают играть магнитные поля, связанные с коррозионными токами и имеющие большие дальности распространения.

Кстати, термин «стелс-технологии» все чаще начинает употребляться применительно к ПЛ, особенно в связи с мероприятиями по снижению силы цели ПЛ. В этом плане характерны предложения и даже реализации новых конфигураций корпуса и ограждений выступающих частей («стелс-архитектура»), а также новые типы гидроакустических покрытий.

Особую угрозу для НК, как и для ПЛ, представляют морские мины. Современные мины многоканальные, используют все информационные признаки физполей. Они малозаметны для средств подводного поиска, изготавливаются из неметаллических материалов, их корпуса имеют противолокационные покрытия. Применяются виброустройства для зарывания в грунт. В силу этого мины становятся практически невытравливаемыми. Для сокращения дистанции срабатывания неконтактных систем мин указывается необходимость снижения уровня первичных полей корабля, хотя на выставках (например ЕВРОНАВАЛЬ-2012) представлено большое количество БПА для обнаружения и уничтожения донных мин (как правило, два канала БПА – оптический и акустический).

Постоянно развивающейся тенденцией стало придание кораблям многофункциональности. Применительно к подводному флоту американские специалисты видят расширение задач АПЛ как следствие новых технологий и такого катализатора, как высокая уязвимость надводных сил, действующих в передовых районах, но не обладающих скрытностью. Утверждается, что появятся новые концепции ПЛ, свободные от главной направленности холодной войны на стратегическое сдерживание и противолодочную войну. При этом фундаментальным качеством останется скрытность акустическая и неакустическая.

Многофункциональность НК будет стимулироваться расширением круга задач ВМС, среди которых называют нетрадиционные задачи, отличные от боевых действий. Одним из приоритетных принципов обеспечения многофункциональности называют современные технологии полезных нагрузок. Эти технологии имеют целью достижение большей унификации, гибкости и модульности, позволяющих конфигурацию полезной нагрузки легко модифицировать под конкретные боевые задачи.

Примеры модульного проектирования и размещения полезных нагрузок (ракет, забортных НПА, оборудования подводных пловцов) видны на АПЛ «Огайо» (вариант с крылатыми ракетами), «Джимми Картер» (врезка многоцелевой секции), «Вирджиния» и на ряде НК. Модульно-контейнерный принцип проектирования – другой вариант обеспечения многофункциональности. Наиболее наглядные примеры – американские корабли типа LCS, немецкие MEKO, датские типа Fleх 300.

Распространенными за рубежом являются многофункциональные системы оружия, например системы вертикального пуска ракет в модульном исполнении. Одной из самых современных называют систему МК 41, обеспечивающую хранение и пуск ракет SM-2, SM-3, «Томагавк», «АСРОК» и другие. Эти системы установлены не только на американских кораблях, но и на кораблях многих стран «двадцатки».

Активно проявляющейся тенденцией становится создание полностью «электрических кораблей».

Цель:
  • обеспечить энергией и накопителями энергии нетрадиционные виды оружия;
  • создать единую электроэнергетическую установку как альтернативу двум существующим: главной гребной установке и корабельной электростанции.

При этом ставится задача выиграть в массогабаритных и акустических характеристиках.

Сегодня трудно утверждать, какие именно технические решения приведут к ожидаемому результату. Эсминцы Великобритании («тип 45») и США («Зумвольт») пока не дали ответа на этот вопрос. Широко пропагандируемая сверхпроводимость еще не нашла практического применения. Некоторые результаты просматриваются в гражданском секторе – крупные пассажирские лайнеры и даже грузовые суда с полным электродвижением (высокие напряжения – шесть кВ и более, высокооборотные машины).

Чрезвычайно актуальной и масштабной стала задача разработки и применения безэкипажных подводных, надводных и летательных аппаратов широкого спектра применения. Фактически это семейство вооружения нового типа. Безэкипажным аппаратам отводится роль частичного принятия на себя некоторых функций основных ударных сил флота и сил вторжения с тем, чтобы снизить уязвимость кораблей и повысить эффективность использования главного оружия. В числе задач безэкипажных аппаратов называют обнаружение ПЛ, НК и целей, в том числе активными средствами в составе мультистатических систем, целеуказание, обеспечение непрерывной связи во всех средах, ударные функции, разведывательно-диверсионные, борьбу с минной опасностью, ПВО ПЛ.

В этом контексте упомянем так называемые глайдеры – безэкипажные аппараты, перемещающиеся в воде по переменной траектории (погружение – всплытие) только за счет изменения плавучести. Об идеях таких аппаратов были короткие сообщения в конце 90-х. Сегодня есть действующие образцы, например Seaexplorer, для исследовательских целей. Привлекательны их высокая скрытность и большая автономность.

Повышению боевых возможностей флота способствуют и многие другие технические решения или идеи, в той или иной мере влияющие на облик кораблей:

  • принципиально новые способы хранения и использования оружия;
  • многофункциональные комплексы РЭВ с использованием перспективных датчиков измерения физических параметров;
  • системы активного управления собственным акустическим портретом, активные управляемые покрытия;
  • системы подавления морского оружия специальными физическими полями;
  • новые технологии резкого повышения эффективности акустических излучателей на низких частотах;
  • новые методы обработки акустической информации;
  • наноструктурированные материалы – покрытия для защиты от излучения оружия направленной энергии;
  • конструкционные поглощающие материалы с использованием наноструктурированных компонентов для снижения оптико- и радиолокационной заметности;
  • использование эффекта дифракции (метаматериалы и плазмонные образования);
  • новые водородохранящие материалы для воздухонезависимых установок с ЭХГ;
  • безвальные двигательно-движительные установки;
  • системы комплексной автоматизации как средство снижения численности экипажа с функциями устранения неисправностей, борьбы за живучесть корабля и оружия;
  • нетрадиционные формы корпуса для достижения помимо традиционных целей пониженных уровней гидродинамических и гидрофизических полей.

О стоимости и финансировании

Названные и другие известные нововведения не могут не сказаться на усложнении и росте стоимости кораблей. Этим обстоятельством озабочены все производители и потребители военно-морской техники.

Таблица 1


  Американские оценки показывают среднее годовое увеличение стоимости кораблей около десяти процентов (таблица 1). Это значит, что за десятилетие стоимость возрастает примерно в 2,5 раза.

При этом для разных типов кораблей от одной трети до половины стоимости приходится на оплату труда. Наибольшая составляющая стоимости – вооружение, механизмы, оборудование. Аналогичные данные приводятся по кораблям Великобритании. Основные составляющие ежегодного 10-процентого роста стоимости постройки приведены в таблице 2.

Бюджетное управление конгресса США сделало следующее заключение по принятой в 2012-м программе постройки кораблей до 2041 года: «Если в течение следующих 30 лет строительство кораблей будет финансироваться в тех же объемах, что и в течение трех предыдущих десятилетий, то у ВМС не хватит средств на все закупки, предусмотренные планом 2012 года».

Выход ищут в создании кораблей на основе базовых платформ, модульно-агрегатных методов постройки, применения COTS-технологий, проведения в процессе постройки специальных НИР по снижению трудоемкости и стоимости. Как пример приводятся данные по АПЛ «Вирджиния». В результате выполнения уже в процессе постройки 33 специальных НИР разработаны три стратегических направления увеличения темпов строительства и снижения АПЛ:

  • практика заключения многолетних контрактов;
  • сокращение номенклатуры комплектующих;
  • совершенствование собственно построечных технологий.

Результат: время постройки седьмой АПЛ сокращено на девять месяцев, ожидаемая трудоемкость АПЛ сдачи в 2020 году составит 48 процентов трудоемкости головной, а стоимость – около двух миллиардов долларов против 2,8.

Таблица 2
 Снижение затрат на постройку и одновременное повышение боевой эффективности просматривается за счет реализации модернизационного потенциала кораблей. В зарубежной практике это достигается ускоренной сменой поколений вооружения по отношению к жизненному циклу корабля – до двух-трех смен поколений на исходной платформе. Сочетание крупносерийного строительства с последовательными модификациями вооружения признано конгрессом США главным направлением 30-летней программы кораблестроения. Как один из примеров – продление серии эсминцев типа «Орли Берк» взамен строительства крейсера УPO CG (X) нового поколения.

Постоянное существенное повышение боевых возможностей флота стало, по мнению американских аналитиков, возможным благодаря стабильному финансированию целевых исследований и разработок. Их ведут многочисленные специализированные лаборатории, исследовательские центры ВМС, венчурные центры типа DARPA. Объемы финансирования и направления работ регулярно освещаются в дайджестах военного кораблестроения. Но одна особенность заслуживает специального упоминания. Это исследования на крупномасштабных моделях.

При проектировании АПЛ «Си Вульф» и «Вирджиния» для выбора оптимальных движителей, формы и оперения кормовой оконечности проведены испытания десятков вариантов на крупномасштабных самоходных моделях водоизмещением 150 и 200 тонн и мощностью ГЭУ 3000 лошадиных сил. И это при наличии суперкомпьютеров и уникальной крупноразмерной кавитационной трубы – основного инструмента проектирования движителей. По оценке американских специалистов, это позволило получить результаты, требующие 10–15 лет традиционных исследований.

Другой пример. Во Франции при разработке новой концепции стратегической АПЛ на смену «Редутабля» управление DGA Минобороны определило фантастическую в то время цель: шумность снизить в тысячу раз (60 DB, в зарубежной практике децибельная шкала исчисляется относительно уровня акустического давления один микропаскаль, поэтому прямое сравнение с отечественными данными невозможно) и дальность обнаружения – в десять раз по отношению к существующей АПЛ. В течение десяти лет затрачено около 20 тысяч часов на модельные эксперименты. Вместо ликвидированного в центре Парижа опытового бассейна в местечке Валь де Рой построен новый гидродинамический центр с уникальной крупноразмерной кавтрубой. Для экспериментов с реальными числами Рейнольдса применялись большие аэродинамические трубы ОНЕРА. И несмотря на это, созданы и испытаны несколько самоходных моделей в масштабе 1 к 10. Дополнительно две старые ПЛ использовались в качестве опытных платформ для изучения гидродинамической помехи (шум обтекания) на обтекателе антенны ГАС и движителя типа pump jet. Результаты, полученные для АПЛ «Триумфант», учитывались при проектировании новой многоцелевой АПЛ по программе «Барракуда».

Последней новостью стала информация о вводе в состав ВМС США безэкипажного дистационно управляемого полноразмерного корабля – лаборатории SDTS (Self Defence Test Ship). Корабль создан на базе построенного в 1974 году эсминца DD-964 типа «Спрюэнс». Он предназначен для проведения опасных исследований в условиях, максимально приближенных к боевым: испытания перспективных образцов ПВО, систем обнаружения и боевого управления, средств самообороны.

О ВМС, не имеющих атомных кораблей

Несколько слов о ВМС многочисленной группы стран, пока еще не являющихся членами Клуба атомного флота. В составе этой группы упоминаются Индия, готовящаяся к вводу в строй первой стратегической АПЛ «Арихант», Бразилия, которая объявила о начале проектирования АПЛ.

Мотивацией развития ВМС большинства стран этой группы являются локальные интересы, связанные с приграничными проблемами, различными противоречиями развивающихся стран, терроризмом и пиратством, защитой своих экономических зон. Преобладающими в ВМС этих стран стали неатомные ПЛ, надводные корабли преимущественно класса «фрегат».

Намерения иметь ПЛ демонстрируют многие страны, даже не входящие в «двадцатку». Суммарный объем рынка НАПЛ, по разным оценкам, колеблется от 300 до 400 единиц в ближайшее десятилетие. Преимущественно это ПЛ водоизмещением 1500–2000 тонн. Перспективным считается рынок малых ПЛ водоизмещением 500–1000 тонн. Из последних разработок можно назвать проект ПЛ германской TKMS-HDW. Водоизмещение ПЛ – 735 тонн, максимальная скорость – 12 узлов, глубина погружения – 150 метров, воздухонезависимая ЭУ, автономность – 21 сутки, экипаж – 15 человек. Задачи ПЛ: ПЛО, борьба с НК, удары по берегу, блокада морских коммуникаций, спецоперации. Отмечаются три ключевые особенности ПЛ:

  • функциональная гибкость и адаптивность к изменяющимся задачам;
  • высокая степень автоматизации;
  • способность взаимодействия с другими объектами сетецентрических методов ведения боевых действий.

Указанные «таланты» обеспечиваются прежде всего за счет сменных модулей различных видов оружия, использования COTS-технологий, средств РЭВ различного назначения, неакустических систем обнаружения.

Потенциальные поставщики НАПЛ – известные пять-шесть стран. На сегодня это дизель-электрические ПЛ. Вместе с тем рынок НАПЛ все в большей мере наполняется предложениями ПЛ с воздухонезависимыми установками. Наиболее продвинутыми являются технологии на базе использования топливных элементов – лидер Германия, французская технология «Mecмo» и двигатели Стирлинга – лидер Швеция. Конкуренцию этим практически освоенным технологиям составляют и другие, обещающие дополнительно увеличить подводную автономность.

Неатомные ПЛ, особенно с воздухонезависимыми установками, обладают повышенной скрытностью. Значительные трудности их обнаружения пассивными средствами связаны, кроме того, с особенностями распространения акустических сигналов на мелководье. С другой стороны, плавание ПЛ в относительно мелководной морской среде формирует пространственно-временные неоднородности в кильватерном следе – дополнительные демаскирующие признаки.

Из надводных кораблей одним из основных классов называют фрегаты. Их строительство стало достаточно массовым, что связано как с заменой устаревших кораблей, так и с необходимостью придания им многофункциональности для решения более широкого круга задач. Новое поколение фрегатов, основную массу которых построят в период 2015–2035 годов, будет обладать функциями ПЛО, ПВО и борьбы с НК. Модульные принципы в широком аспекте – отличительная черта фрегатов. Это и размещение РЭВ в специализированных или стандартных контейнерах, модули с «гибкой полезной нагрузкой».

Конкуренция стран – экспортеров фрегатов жесточайшая. Она усугубляется желанием стран-импортеров после приобретения ограниченного числа кораблей развернуть собственное строительство по лицензии либо по собственному проекту. Борьба за рынок стимулирует разработчиков оружия и проектантов искать самые современные технические решения: сверхдальноходные торпеды, низкочастотные активно-пассивные ГАС, ГАС с использованием эффектов зеркального отражения излучаемых сдвоенных импульсов для обнаружения объектов в прибрежной зоне, нелетальное оружие. Рассматриваются варианты кораблей с полным электродвижением, гибридными установками, использованием композитов. Вместе с тем отмечается, что в конкурентной борьбе определенную роль будет играть ценовой фактор. Во всяком случае упоминаний о стремлении уменьшить стоимость постройки немало.

Вместо заключения

Автор заранее согласен с тем, что поставленная тема далеко не полностью раскрыта и, безусловно, требует дополнительного освещения. А вместо заключения два тезиса.

1. В среде исследователей и разработчиков морской техники периодически возникает вопрос о первичных определяющих факторах развития ВМС. С одной стороны, задачи, порождаемые раскладом сил, географией горячих точек, новыми вызовами геополитического характера, определенно вызывают новые требования к перспективной технике, влияют на ее облик. С другой – новые знания, исследования, революционизирующие технологии и разработки, которые в свою очередь открывают возможность решения новых задач в военной и военно-морской сфере деятельности. Безусловно, это встречно-параллельные процессы, интегралом которых и является облик корабля будущего.

Есть мнение, зафиксированное в прогнозе технологий ВМС США до 2035 года, также имеющее право быть обсуждаемым. Суть его в том, что сейчас преждевременно предопределять перспективные платформы ВМС. Более осторожным назван путь подготовки новых технологий, демонстрации их успешности и последующего формирования на основе этих технологий и анализа «стоимость-эффективность» концепции новых образцов ВМС.

А главный вывод – это видение будущих ВМС как сил рассредоточенных, гибких, многофункциональных, малозаметных и с минимальной уязвимостью (рис. 2).

2. Нет необходимости принимать безоговорочно зарубежные оценки состояния ВМС и технологических возможностей стран в укреплении военной мощи. Однако не обращать внимания на них нельзя и выводы должны быть сделаны. Главный из них в очередной раз отчетливо прозвучал на годовом собрании Российской академии ракетных и артиллерийских наук в декабре 2012 года: «Сегодня, как никогда, остро стоит перед Вооруженными Силами России задача формирования научно-технического задела для создания перспективного вооружения и военной техники».

Нельзя также не обратить внимания на необходимость устранения барьеров в освоении новых технологий, создании законодательного пространства мотивации финансирования бизнесом новых разработок, а также в снижении роли административного ресурса как конкурента инновационных производств.

Валентин Пашин,
инженер-кораблестроитель, академик РАН


www.vpk-news.ru
Категория: Новости ВПК | Добавил: War (08.03.2013) |
Просмотров: 14307 | Теги: флот, ВПК, ВМФ | Рейтинг: 1.0/17


Похожие статьи
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Вы можете оставить коментарий к новости Корабль будущего в свете инновационных технологий здесь,мы будем рады услышать ваше мнение.