Главная » Вооружение » Авиация и флот

Вертолет Миль Ми-8


Во второй половине 1950-х годов в стране началось потепление внутриполитического климата. Н.С. Хрущев, став Первым секретарем ЦК КПСС и одновременно Председателем Совета Министров СССР, взял курс на частичную демилитаризацию экономики страны.

Сокращались вооруженные силы и объем производства традиционных видов военной техники. Вместе с тем появление ядерного оружия привело к созданию Ракетных войск стратегического назначения. Межконтинентальные ракеты с атомными боеголовками стали играть главную роль в сдерживании агрессивных намерений США и их союзников, что обходилось стране гораздо дешевле, чем содержание огромного Воздушного и Военно-морского флотов.

Но в период правления Хрущева, прекратив финансирование новых проектов, забыли, что в условиях противостояния необходимо гармонично развивать все виды вооруженных сил.Чтобы не отстать от времени, в промышленности нашли пути финансирования новых проектов под видом модификации уже существовавших машин. Это не возбранялось.

По такому же пути пошли и в ОКБ М.Л. Миля. Под видом модернизации Ми-4 начали разработку принципиально новой машины В-8 грузоподъемностью 1,5—2 т с вертолетным вариантом газотурбинного двигателя АИ-24В, разрабатывавшимся для пассажирского самолета Ан-24. При этом предполагалось, в частности, сохранить от предшественника Ми-4 — шасси, трансмиссию, винты и другие агрегаты и системы. Большую помощь в создании В-8 оказало Главное управление гражданской авиации, к тому времени хорошо освоившее  вертолет Ми-4, 28 февраля 1958 года было подписано соответствующее постановление правительства. Однако в процессе проектирования выяснилось, что от Ми-4 в новой машине мало что останется. Более того, Миль все больше склонялся к двухдвигательной машине, что позволяло увеличить не только ее грузоподъемность, но и надежность.

Тем не менее первый вариант В-8 был построен все же в однодвигательном варианте и 24 июня 1961 года, пилотируемый Б.В. Земсковым, поборол земное притяжение, а через год стартовал и его пассажирский вариант В-8А с двумя двигателями ТВ2-117. В 1964 году этот вертолет передали на государственные испытания. Ведущими по машине были инженер Н.Г. Смалько, летчики М.В. Разомазов и Ю.Я. Крылов, борттехник Ю.М. Баранов. В том же году в НИИ ВВС поступил третий летный экземпляр машины, построенный в десантно-транспортном варианте В-8АТ (В-8Т), отличавшийся не только «убранством салона», но и сдвижной боковой дверью вместо двери- трапа. Машина успешно выдержала государственные испытания весной 1965 года и была запущена в серийное производство под обозначением Ми-8 сначала на Казанском вертолетном заводе, а затем и в Улан-Удэ. По бокам вертолета расположили два основных подвесных топливных бака (в фюзеляже находился лишь расходный бак). Начиная с 22-й машины (№ 2201) Ми-8Т начали выпускать с подвесными топливными баками увеличенной емкости.



вертолет Ми-8Т

ти надстройки на первый взгляд портили аэродинамику машины, поэтому решили баки спрятать в фюзеляж. Одновременно за соплами двигателей разместили обтекатели и удлинили створки грузового люка. Внедрили и ряд других, более мелких новшеств. Однако летные испытания «облагороженной» машины существенных результатов не дали. Причина тому проста. Вертолет в горизонтальном полете (при даче ручки управления им от себя) летит с наклоном, испытывая значительное лобовое сопротивление и обтекание его фюзеляжа и всех надстроек далеко от ламинарного.

Транспортный Ми-8Т мог перевозить довольно широкую номенклатуру военных грузов и боевой техники, но по сравнению с Ми-4А не имел никакого вооружения. С самого начала проектирования В-8 предусматривалось его оснащение комплексом вооружения аналогичного Ми-4АВ, но произошло это не сразу. Первый ударный вариант машины прошел испытания в 1969 году и был принят на вооружение под прежним обозначением — Ми-8Т. В его арсенал, входили реактивные снаряды С-5 в четырех блоках УБ-16-57 и бомбы калибра от 50 до 500 кг. При этом из-за недостаточной грузоподъемности машины пришлось отказаться от стрелковой установки с пулеметом А-12,7. Лишь в 1971 году номенклатуру вооружения вертолета довели до уровня Ми-4АВ, и произошло это на Ми-8ТВ. При этом стрелковую установку НУВ-1-2М с пулеметом А-12,7 и прицелом К-10 расположили в носовой части кабины экипажа. Добавили еще пару балочных держателей, на которых кроме бомб подвешивались блоки УБ-32, шкворневые установки для стрельбы из личного оружия десантников, и систему, обеспечивающую прицельное сбрасывание авиабомб, подвешиваемых вместо блоков УБ-32. В итоге его суммарная вместимость достигла 192 реактивных снарядов С-5. Над внешними балочными держателями расположили пусковые установки ПТУР 9М17М комплекса «Фаланга». Ми-8ТВ испытания выдержал и был рекомендован для принятия на вооружение.
Во время войны в Афганистане на Ми-8Т навесили бронелисты, защищавшие экипаж. Хотя летные данные Ми-8ТВ значительно ухудшились, его запустили в серийное производство, но построили немного, поскольку к тому времени прошел испытания и внедрялся в производство вариант Ми-8МТ. В том же 1974 году в НИИ ВВС прошли совместные летные испытания вертолета Ми-8ТБ, предназначенного для стран Варшавского договора. По составу вооружения указанный вертолет отличался от Ми-8ТВ тем, что вместо четырех ракет 9М17М на нем было установлено шесть управляемых по проводам ракет 9М14М комплекса ПТУР «Малютка». В развивающиеся государства Ми- 8ТБ поставлялись без противотанковых ракет. Во второй половине 1980-х в строевых частях на балочных держателях Ми-8МТ монтировали пусковые устройства ракет ближнего боя Р-60 класса «воздух — воздух».

Помимо Ми-8ТВ, для сухопутных войск были созданы два варианта постановщиков мин — Ми-8ВСМ и Ми-8АД. На первом из них разместили миноукладчик BMP-1, разработанный еще для Ми-4. За один вылет Ми-8ВСМ мог устанавливать до 200 противопехотных мин. В конце 1960-х годов был создан более мощный (2200 л.с.) турбовальный двигатель ТВЗ-117, прошедший в 1972 году государственные 300-часовые испытания. Появление этого двигателя привело к созданию глубокой модификации вертолета — Ми-8МТ, нормальный вес коммерческой нагрузки возрос сначала до 3000 кг, а на внешней подвеске (в варианте Ми-8МТВ-2) — до 5000 кг. В свою очередь, это позволило существенно расширить номенклатуру и вес арсенала боевой машины.

Вертолет создавался в соответствии с ноябрьским 1967 года постановлением правительства. Помимо более мощных двигателей с новым редуктором, на нем запланировали вспомогательную силовую установку АИ-9В, необходимую прежде всего для запуска двигателей с помощью сжатого воздуха (ранее использовался электростартер), и изменили расположение рулевого винта. Последнее было сделано для улучшения его эффективности при работе в спутном следе от несущего винта. Были и другие изменения, направленные на повышение боевых и эксплутационных характеристик «восьмерки». Топливные баки проэктировали, оклеивая снаружи пористой резиной, а изнутри обложили пенополиуретановой губкой. Это практически исключало пожары и взрывы баков даже при попадании крупнокалиберных пуль. Тогда же разнесли тросы управления рулевым винтом, экранировали магистрали масляных и гидросистем, заменили дюритовые трубки шлангами в металлической оплетке, что также повысило живучесть машины. Благодаря усилению носовых частей лопастей несущего винта они получились более стойкими к механическим повреждениям при соударении с поднятыми с земли мелкими камнями и песком. Естественно, возрос и ресурс.



вертолет Ми-8МТ

Летные испытания Ми-8МТ, построенного в Казани, начались 17 августа 1975 года, и через два года вертолет запустили в серийное производство. При тех же, что и у Ми-24, двигателях и близкой огневой мощи Ми-8МТ был на тонну легче, а это лучшая маневренность и скороподъемность.

Примерно в это же время были созданы летающая технико-эксплуатационная часть Ми-8ТЭЧ-24 и вертолета — топливозаправщик Ми-8ТЗ, позволявшие оказывать оперативную помощь войскам в условиях их оторванности от основных баз.

Ми-8Т начали эксплуатироваться ВВС Афганистана со второго полугодия 1978 года
. В марте следующего года там уже насчитывалось десять машин. Несмотря на продолжавшиеся поставки, по просьбе руководства Афганистана правительство СССР направило туда еще и отдельную авиационную эскадрилью из двенадцати вертолетов (командир — подполковник Белов), укомплектованную летным и инженерно-техническим составом. 21 августа 1979 года она прибыла на аэродром Баграм и была подчинена Главному военному советнику. В задачу эскадрильи входило решение задач по обеспечению Вооруженных сил ДРА.

Но это, по сути, мирное существование военной эскадрильи прекратилось в декабре 1979 года после ввода в Афганистан ограниченного контингента советских войск. Все вертолетные подразделения в начале следующего года сосредоточили в 34-м смешанном авиакорпусе. Важнейшей задачей вертолетных частей в начале 1980 года стало снабжение дислоцированных в Афганистане войск.

Благодаря универсальности вертолеты Ми-8 пользовались большим спросом, чем транспортно-боевые Ми-24. Отчасти это было связано и с нехваткой Ми-24. Была даже попытка использовать для выполнения боевых заданий одиночные машины. Но после нескольких потерь от этого отказались и стали применять смешанные пары Ми-8Т и Ми-24. Эта тактика использовалась американцами еще во Вьетнаме, когда «Кобры» поддерживали десантные вертолеты «Ирокез». В отечественных ВВС это не практиковалось, поскольку усложняло пилотирование пар. Но война всему научила.

«Звену, — рассказывал заслуженный летчик России ветеран пограничных войск полковник A.M. Кашин, — было приказано высадить десант буквально на головы «духам», окопавшимся на гребне хребта и перекрывавшим единственную дорогу через него. Вначале удар ракетный по боевикам нанесли Ми-24.

Меня подбили, — неожиданно услышал я в эфире голос командира экипажа Ми-24 капитана В. Жернова. И через мгновение увидел падающий на скалы вертолет. За ним тянулся серый шлейф дыма. Но через несколько секунд заметил, что упала машина сравнительно мягко на небольшой козырек, выступавший из горы. Не было взрыва, какой бывает обычно после падения подбитых самолетов или вертолетов. «Живы, надо спасать», — мелькнула мысль. Пролетев над головами «духов», быстро высадил десант и направил вертолет к месту падения Ми-24. О посадке на крошечном козырьке не могло быть и речи. Осторожно подвел Ми-8 боком вплотную к козырьку.

Открывай дверь, крепи стремянку и сам на землю, — отдал приказание борттехнику. Тем временем «духи» отрядили группу для захвата в плен сбитых летчиков. Душманы быстро приближались, ведя на бегу огонь из автоматов. Штурман открыл ответный огонь из «калаша». Это несколько затормозило продвижение бандитов. Нам удалось спасти троих летчиков. Четвертый, прыгнувший с парашютом, был подобран другим Ми-8. Технические возможности Ми-8Т позволяют перевозить не более пятнадцати пассажиров. В Джавайском ущелье Кашин однажды увозил из-под обстрела 38 воинов. Иное решение принять не мог. Ми-8Т — машина надежная. Дотянули до своих».

О живучести Ми-8Т рассказал командир эскадрильи 181-го отдельного вертолетного полка В.К. Гаинутдинов, в апреле 1980 года удостоенный звания Героя Советского Союза. В июне того же года, ведя разведку в окрестностях Газни, пара Ми-8Т (командиры экипажей Сурнин и Соловьев) обнаружила на горном хребте огневые точки, которые решили обстрелять во втором заходе. Машины встретил плотный огонь с земли, при этом «восьмерка» ведомого вышла из атаки с дымным шлейфом. Как выяснилось, пули подожгли находившееся в грузовой кабине снаряжение, и борттехник на ощупь пытался определить, не горят ли, грозя взрывом, баки. Но все обошлось. Поскольку речь зашла о 181-м полке, то следует отметить и летчика В.В. Щербакова, также удостоенного звания Героя Советского Союза.

Вертолеты в Афганистане использовались для решения разнообразных задач: высадки десанта на глубину до 100 км, установки противотанковых линий заграждения с высоты 15 м, прокладки трубопроводов, канатных дорог, понтонных переправ и опор мостов, разведки местности и противника, поддержки войск на поле боя, поиска и спасения экипажей, терпящих бедствия. Но жаркий климат и высокогорье этой страны существенно ограничивали возможности «восьмерок». В частности, взлет и посадка вертолета с нормальной нагрузкой были возможны только по-самолетному — с разбегом.

Ми-8Т выдерживал без серьезных отказов попадания множества пуль, порой прошивавших его насквозь. Иногда «восьмерки» возвращались из боя, имея до трех поврежденных лопастей, в которых насчитывали по пять-шесть пробоин, с простреленными баками, поврежденными силовыми элементами планера, перебитыми трубопроводами и проводкой управления. Был случай, когда сопровождавший колонну войск Ми-8Т получил повреждения осколками противотанковой мины, взорвавшейся под БТРом, над которым он пролетал. Ми-8Т выдерживал немыслимые условия эксплуатации. Порой на них летали, не успев сбалансировать лопасти несущего винта. Трясло, но все терпели.



вертолет Ми-8АМТ

Весной 1980 года два Ми-8Т из Кандагара, задев в воздухе друг друга винтами, совершили вынужденную посадку в пустыне. Тогда борттехники, проявив смекалку, на глазок подровняли подручным инструментом поврежденные участки лопастей, после чего машины вернулись на базу. Война в Афганистане оказала существенное влияние на дальнейшее развитие военного варианта Ми-8Т. Именно с этого момента начались работы по усилению огневой мощи и живучести вертолета.

Первыми в Афганистан попали части, укомплектованные ранними вариантами Ми-8Т, и уже в ходе боев на них стали размещать дополнительное вооружение. Боевые действия выявили низкую эффективность снарядов С-5, и их стали дополнять новыми блоками Б-8В с ракетами С-8 калибра 80 мм. На смену пулеметам А-12,7 пришли танковые ПКТ, а на внешней подвеске дополнительно ставили универсальные пушечные контейнеры УПК-23-250, разовые бомбовые кассеты и контейнеры с мелкими минами и бомбами КМГУ. В проемах дверей и люках также использовали дополнительные пулеметы и станковые гранатометы АТС-17.

Условия Афганистана подтолкнули и к действиям по улучшению эксплуатационных характеристик машины. В частности, улучшили запуск двигателей в жару и на большой высоте. Причем выдумывать ничего не надо было, поскольку с 1973 года выпускался экспортный вариант вертолета для Сирии Ми-8ТС, предусматривавший такой режим.

Затем приступили к экранированию броней кабин экипажа и наиболее важных мест вертолета, что утяжелило его почти на 180 кг, снизив грузоподъемность. Тогда же экипажи Ми-8 получили защитные шлемы (ЗШ) и бронежилеты, которые тоже внесли свой вклад в снижение «коммерческой» нагрузки. Использовали их далеко не все, поскольку ЗШ сковывали движения головы, которая у пилотов крутилась на все 360 градусов. Да и бронежилеты удобств не создавали.

На соплах двигателей опытных машин появились экранно-выхлопные устройства (ЭВУ), снижавшие заметность в инфракрасном диапазоне, а также тепловые ловушки, что заметно сократило боевые потери. Кроме этого, перед воздухозаборниками двигателей пробовали размещать пылезащитные устройства, снижающие абразивный износ лопаток компрессора. Но реализовать эти идеи довелось лишь на высотной модификации Ми-8МТВ.

С начала 1980-х в Афганистан начали направлять подразделения, укомплектованные вертолетами Ми-8МТ. В 1983 году туда прибыл командир вертолета Ми-8МТ Владимир Высоких. Для этого ему вместе со своими сослуживцами пришлось переучиться на новую машину в Центре боевого применения и переучивания летного состава в Торжке. После завершения курса летчики вернулись в свою часть, откуда выехали в Читу, а затем, на Ил-76, — до границы. В Афганистан улетели уже на своих «вертушках».

«Летали в Афгане, — рассказывал летчик, — практически каждый день. Во время десантирования, когда, например, садиться очень тяжело — пылища страшная, приходилось приземляться «по-вороньи», проще говоря, просто шлепаться на шасси. Зависать-то нельзя! Сразу собьют... Очень тяжело было раненых вывозить. Они же по полю боя рассредоточены, а ты летаешь и их собираешь, кругом стрельба, да еще если погода плохая... Садишься, взлетаешь, и тут что-то с жужжанием мимо тебя несется. Сначала думал — птица, что ли... Ан нет, залп из гранатомета».

Война, только незримая, шла и в мирном небе Советского Союза, где переживали за своих соотечественников и делали все для снижения их потерь. Так, отработка методики пилотирования Ми-8 на крайних режимах стоила жизни летчикам-испытателям ЛИИ В. Е. Туровцу и Н. А. Бессонову. Туровец погиб на месте на аэродроме ЛИИ 8 февраля 1982 года, а Бессонов скончался, прожив чуть больше месяца.

В Афганистане широко использовались осколочно-фугасные реактивные снаряды С-5М и С-5МО. Особенно эффективны они были при стрельбе из блоков УБ-32-57. Одним залпом неуправляемые ракеты порой накрывали площадь до 400 м2, не давая противнику возможности спрятаться и рассредоточиться на местности. На цель обычно делали два-три захода, стреляя залпом по 8—12 ракет. Тогда же выявился серьезный недостаток Ми-8, вооруженного блоками УБ-32-57. В полете при постепенном расходе реактивных снарядов при выходе из пологого пикирования вертолет терял высоту (просаживался) и скорость. С бомбами было проще — сбросил, и маневренность облегченной машины сразу улучшалась.

Постепенно снаряды С-5 заменялись более мощными 80-мм С-8, применявшимися в вариантах: С-8М с усиленным осколочным действием и С-8БМ с более тяжелой боевой частью. Тогда же начали применять объемно-детонирующие авиабомбы ОДАБ-500П, по мощности втрое превосходившие ФАБ-500. Ударной волной от их взрыва сметало все живое на сотни метров вокруг. Цели же для ОДАБ приходилось подбирать только в долинах, поскольку в высокогорных районах взрыв терял силу. Эти боеприпасы требовали четкого выдерживания режима полета при сбросе и учета атмосферных условий. Объемно-детонирующие боеприпасы широко использовали, готовя площадки для вертолетных десантов, поскольку их подрыв вызывал детонацию мин.

И все же главной задачей, стоявшей перед экипажами Ми-8, было десантирование войск. Как следует из книги В.Р. Михеева «Ми-8—40 лет полет нормальный», «во время крупномасштабной операции по «зачистке» пограничной с СССР провинции Фориаб в январе 1982 г. из 72 привлеченных вертолетов 52 составили «восьмерки». Они десантировали 1200 человек. В ходе 2-й Пандшерской операции по захвату и зачистке одноименной долины в мае-июне 1982 г. решающую роль также сыграли тактические десанты общей численностью 4200 человек, в высадке которой участвовало свыше сотни вертолетов, основу которых составляли Ми-8. Главной задачей десантов являлся захват господствующих высот для расчленения, окружения и уничтожения группировки противника. Вертолетам при проведении операции приходилось действовать на высотах 3500 м.

Операция «Пустыня» в июле 1985 г. потребовала высадки в горах 7000 человек, а операция «Плотина» осенью того же года — 12 000! В ходе последней десант блокировал Кунарское ущелье на протяжении 170 км. Последние массированные высадки десантов были осуществлены на Ми-8 при проведении операции «Магистраль» в ноябре 1987 г. для разблокирования дороги в осажденный Хост.
Каждая десантная операция выполнялась в условиях прямого противодействия противника».Не менее эффективны «восьмерки» были и при нанесении ракетно-бомбовых ударов. При этом им удавалось поражать цели, практически недоступные самолетам фронтовой авиации. Занимались экипажи Ми-8 и минированием горных троп, препятствуя передвижению моджахедов. «Восьмерки» одними из первых вошли в Афганистан и одними из последних покинули эту страну. В январе 1989 года в район Ханабада, когда советские войска покидали Афганистан, «Стингер» попал в двигатель вертолета капитана И. Шарипова. В. Попков сразу же направил свой Ми-8 вслед за терпящим бедствие вертолетом.

Из горящей машины выпрыгнул старший лейтенант Щеняев, дернул за кольцо парашюта, но попал под лопасти несущего винта. И. Шарипов покинул машину в затяжном прыжке, раскрыв парашют почти у земли. Остальные члены экипажа — офицеры Бариев, Долга- рев, старшие прапорщики Залетдинов и Клименко — погибли при взрыве вертушки.

К удачно приземлившемуся капитану Шарипову бросилось около восьмидесяти бандитов. Попков, выпустив по ним неуправляемые ракеты, задержал противника и принял на борт капитана. Когда вернулись домой, то насчитали 21 пробоину.Эксплуатация Ми-8Т и Ми-8МТ в экстремальных условиях Афганистана, при 40-градусной и выше жаре, в условиях сильной запыленности, да еще с высокогорных площадок, приводила к резкому снижению мощности и ресурса двигателей. Попытка установить перед воздухозаборниками пылезащитные фильтры провалилась, поскольку ТВ2-117 теряли до 100 л.с. каждый. Из-за этого значительно снижалась грузоподъемность машины, ухудшались скороподъемность и маневренность «восьмерки».

Больших трудов стоил запуск двигателей вертолета Ми-8Т, осуществлявшийся от аккумулятора. Топливные фильтры быстро забивались песком, преграждая путь керосину. А это — вынужденные посадки, хорошо если на контролируемых территориях. Помимо развития боевых вертолетов, совершенствовались и средства борьбы с ними. Чтобы обезопасить себя от крупнокалиберных зенитных пулеметов, пришлось увеличить высоту полета до 1500—2000 м, где пули теряли убойную силу. Куда сложнее было уклониться от переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК), реагирующих на тепловое излучение.

Первые такие средства пришли в Афганистан из-за рубежа в начале 1980-х, и количество их росло быстрее, чем хотелось. Да и квалификация стрелков от пуска к пуску возрастала. Попадание такой ракеты, особенно под редуктор, означало верную гибель. И тогда в качестве противоядия стали использовать автоматы пассивных помех АСО-2В с инфракрасными ловушками. Довели до кондиции и экранно-выхлопные устройства, в которых выхлопные газы, смешиваясь с холодным воздухом, заметно снижали тепловой фон машины. Потери снизились, но не прекратились.

Затем для вертолетов изготовили станцию оптико-электронных помех СОЭП-В1А (Л-166) «Липа», смонтировав ее на фюзеляже вблизи килевой балки. «Липа» создает вокруг вертолета импульсный поток инфракрасных лучей, вызывающих раскачку следящей системы ракет и срыв наведения. Станция оказалась чрезвычайно эффективной и получила широкое распространение на боевых вертолетах.

Но сопротивление моджахедов росло и в 1987 году заставило практически полностью отказаться от применения вертолетов для огневой поддержки войск. Их задачу стали решать преимущественно самолеты, отведя винтокрылым машинам вспомогательную роль.

К началу вывода советских войск — на 15 мая 1988 года — ВВС 40-й армии располагали 331 вертолетом. Первоочередной задачей их экипажей стала защита городов и аэродромов от участившихся минометных и ракетных обстрелов.

Испытания Ми-8МТВ, начавшиеся в 1987 году, показали, что статический потолок машины возрос с 3980 до 6000 м. В серийном производстве он получил обозначение Ми-8МТВ-1. Этот же вертолет, кроме Казанского предприятия, был запущен в серийное производство в Улан-Удэ, но под обозначением Ми-8АМТ, а в экспортном варианте — Ми-17.

Ми-8МТВ, в зависимости от состава оборудования и вооружения, выпускается также в вариантах Ми- 8МТВ-2, МИ-8МТВ-3 (1990 г.) и Ми-8МТВ-5 (1997 г.).

Вооружение Ми-8МТВ-1 включает реактивные снаряды С-13 калибра 132 мм в блоках Б-13Л, С-8 калибра 80 мм (дальность поражения цели — до 3000 м) в блоках Б-8В20А, С-5 в блоках УБ-32, двуствольные пушки ГШ- 23Л в контейнерах УПК-23-250 и пулемет ПКТ на подвижной установке.

В состав оборудования входят, в частности, связная «Ядро-1М» и командная Р-860 радиостанции, радиовысотомер А-031, автоматический радиокомпас АРК-15М, доплеровский измеритель скорости и угла сноса ДИСС-15, устройство постановки тепловых помех УВ-26.

Вооружение же экспортного варианта вертолета Ми-17-1В включает пулемет ПКТ, пушечные контейнеры УПК-23-250, блоки реактивных снарядов Б8В20 и 500-килограммовые бомбы на держателях БДЗ-57КРВМ. На внешней подвеске предусмотрено также размещение до четырех топливных баков.

На Ми-8МТВ-3 из шести балочных держателей оставили только четыре, но число вариантов подвески вооружения возросло с 8 до 24. Вертолеты получили рулевой винт с увеличенной хордой лопастей и повышенной жесткостью проводки управления, систему беспарашютного десантирования и бортовую стрелу большей грузоподъемности. Ми-8МТВ-3 в 1991 году стал прототипом экспортной модификации Ми-172.

Вертолет Ми-8МТВ-5 (экспортный вариант — Ми-17-В5) предназначен для оперативной переброски войск в район боевых действий днем и ночью и их огневой поддержки. Как и на предыдущих модификациях, в грузовом отсеке имеются складные кресла для 36 десантников (возможно увеличение до 40 человек), но в дополнение к ним размещены шесть подвижных шкворневых установок, позволяющих десантникам вести огонь из личного оружия. Створки грузового люка заменены рампой, одновременно расширена дверь по левому борту с 830 до 1250 мм и сделана дверь по правому борту. Серьезные изменения произошли и в оборудовании. В частности, на машине электрогенераторы заменили бесщеточными ГТ40П48.

Все это в совокупности значительно упростило погрузочно-разгрузочные работы, а также ускорило посадку и высадку десанта. Модернизированная топливная система позволила (за счет установки четырех дополнительных топливных баков вместо двух на полу) довести перегоночную дальность машины до 1600 км, а время патрулирования заданного района — до 10—12 часов. В проеме левой двери допускается установка бортовой стрелы СЛГ-300 грузоподъемностью 300 кг, а также системы СУ-Р для спуска десантников и грузов на режиме висения. Имеется внешняя подвеска грузоподъемностью 5000 кг.

Из радиотехнического оборудования допускается установка системы ближней навигации «Курс-МП-70» с дальномером СД-75, обеспечивающей работу с маяками VOR/ILS и ДМЕ; дальней навигации А-723, обеспечивающей работу с системами OMEGA и LORAN; метеолокатора А-813Ц, обеспечивающего работу системы COSPAS-SARSAT.

В 2003 году Казанский вертолетный завод приступил к серийному выпуску Ми-8МТВ-5, и первым ее заказчиком стал Китай, где машина получила обозначение Ми-17-В6, отличающаяся от «оригинала» двигателями ВК-2500 и вспомогательной силовой установкой Safir 5K/G. В дальнейшем предполагается главный редуктор заменить на BP-141, допускающий перелив всей мощности двигателей ВК-2500 на несущий и хвостовой винты. Это позволит довести грузоподъемность вертолета до шести тонн, скорость — до 255 км/ч, статический потолок — до 5000 м, а дальность полета — до 900 км.

Если это произойдет, то появится новая модификация Ми-8МТВ-7.

В 1999 году был создан вариант Ми-8МТКО, оборудованный тепловизионной системой ГОЭС-ЗЮ с выводом информации на многофункциональный жидкокристаллический индикатор (ЖКИ) и очками ночного видения. Второй ЖКИ предназначался для отображения навигационной информации. Экспортный вариант машины с ГОЭС-321М, очками ночного видения ГЕО-ОНВ-1 получил обозначение Ми-17Н. Модернизированная круглосуточная система ГОЭС-321М обеспечивает обзор местности, поиск, обнаружение и распознавание объектов (ориентиров) и препятствий по изображению на экране многофункциональных индикаторов, измерение наклонной дальности в любое время года и суток, а также прицеливание неуправляемого оружия.

По инициативе промышленности на базе Ми-8АМТ создан универсальный транспортно-боевой вертолет Ми-8АМТШ (экспортный вариант — Ми-171Ш). В состав вооружения, заимствованного с Ми-24, входит до 80 ракет С-8, или 40 С-8 и два УПК-23-250, или восемь ПТУР «Штурм-В» и два УПК-23-250, или 8 ПТУР «Штурм» и 40 С-8. Вместо «Штурма» может использоваться и комплекс «Атака».

Вертолет допускает установку пилотажно-навигационного оборудования, необходимого для круглосуточной эксплуатации и при любой погоде. Ми-8АМТШ и его экспортный вариант выдержали совместные с заказчиком испытания и были запущены в серийное производство на заводе в Улан-Удэ.

Флотские и другие варианты Ми-8

После арабо-израильской войны 1973 года акватории Средиземного и Красного морей, а также Суэцкого канала были буквально напичканы минами различных типов. Для обеспечения нормального судоходства на базе Ми-8 и противолодочного вертолета Ка-25 были разработаны вертолеты-тральщики.

Первым из них стал Ми-8БТ, для которого в середине 1970-х годов создали несколько вариантов тралов, предназначенных для подсечки тросов якорных и подрыва донных мин с различными взрывателями. Ми-8БТ прошел испытания. Вслед за ним была попытка создания поисково-спасательного варианта Ми-8ПС, предназначенного для выполнения операций как над сушей, так и на море, а затем и Ми-8СПА для спасения приводнившихся космонавтов. Но они так и остались в единственных экземплярах, поскольку к тому времени появился более подходящий для решения подобных задач вертолет-амфибия Ми-14.

В 1973 году в ОКБ Туполева был создан тактический разведывательный комплекс ВР-3 «Рейс» с беспилотным самолетом Ту-143. Новую технику по достоинству оценили в войсках, но при всех ее положительных качествах она породила и проблемы. По требованию заказчика необходимо было обеспечить повторный полет беспилотного аппарата не более чем через четыре часа после посадки. Но в эксплуатации случалось, что разведчик не возвращался в заданный район. Проводить поисковую операцию с помощью наземных транспортных средств не всегда удавалось. Тогда для ускоренного поиска аппарата, весившего около тонны, предложили вертолет, предварительно оснастив беспилотник радиомаяком.

Наиболее подходящим для этих целей оказался Ми-8Т, на борту которого имелись маркерный радиоприемник МРП-56 и радиокомпас. На машине установили грузоподъемное устройство ЛПГ-150М и шарнирно-маятниковый механизм. «Рейс», обнаруженный поисковой командой, буксировали к стартовой позиции на внешней подвеске вертолета.

Выпускались и штабные варианты Ми-8С с круглыми и Ми-8ПС — с прямоугольными иллюминаторами.

Несмотря на довольно мощные узлы связи на борту штабных машин, связь с наземными пунктами поддерживалась посредством самолетов-ретрансляторов. Наряду с этим в вооруженных силах встречаются воздушные командные пункты Ми-8ВКП и Ми-9 (Ми-8ИВ). Последний, созданный в 1977 году, предназначался для командиров дивизий и оснащался специальным радиосвязным оборудованием. Спустя десять лет появились Ми-19 (для командиров мотострелковых и танковых дивизий) и Ми-19Р (для командиров ракетных дивизий).

Кроме описанных машин, для вооруженных сил в 1974 году был создан постановщик радиопомех Ми-8ПП с комплексом «Поле», предназначенным для радиопротиводействия зенитно-ракетным комплексам «Пэтриот», «Хока», «Рапира» и «Роланд». Машина могла также использоваться и для радиоразведки.

С 1976 года широкое развитие получило применение на Ми-8 систем минирования BMP, ОУПДМ, ВСМ-1. В 1970—1990-е годы были испытаны и приняты на снабжение системы противотанкового, противопехотного и противодесантного минирования «Алдан», «Вилюй», «Амга», «Ветер», «Нокаут», «Колывань» с широкой номенклатурой мин.

Ми-8ПП постоянно модернизировался. Так, начиная с 1980 года было создано около 20 вариантов постановщиков помех как на базе Ми-8Т, так и на основе Ми- 8МТ. Известны и экспортные модификации «восьмерки», в частности Ми-17ПИ, Ми-17П, Ми-17ПГ и др.

Об эффективности постановщиков помех свидетельствует то, что поступление в 1986 году на вооружение сирийских ВВС вертолетов Ми-8ППА, Ми-8МТП и Ми-8МТУ способствовало прекращению эскалации боевых действий в Ливане.

Ми-8Р предназначался для визуальной и фоторазведки, а Ми-8ТАКР — для видеонаблюдения с последующей передачей информации в реальном масштабе времени.

Кроме этого, промышленность выпускала корректировщики артиллерийского огня Ми-8К и радиохимические разведчики Ми-8ВД.

Малыми сериями строился Ми-8МБ — один из первых в Советском Союзе «летающих госпиталей». Впервые на санитарно-эвакуационной машине поставили оборудование, позволявшее оказывать экстренную помощь тяжело раненным. Затем аналогичные машины появились и на базе Ми-8МТ.

Ми-8 с двигателями ТВ2-117 попал в число тех машин, которые остались на высоте и тогда, когда в конце 1980-х подход к оценке эффективности все же изменился. Поэтому появление новых модификаций Ми-8 не остановило выпуск базовой модели.

Вертолет Ми-8 пока не собирается «на пенсию», поскольку до сих пор составляет основу российской армейской авиации. Распространенное мнение о том, что десантно-транспортные вертолеты Ми-8 устарели, — ошибочно. Между первыми Ми-8Т и теми, что используются в отечественных вооруженных силах в настоящее время, — большая разница. У новых модификаций Ми-8 значительно повышены летно-технические характеристики за счет установки современных двигателей и винтов, улучшения эргономики.

Производство Ми-8 продолжалось более 30 лет и в Казани приостановилось в 1996 году, но вскоре его все равно потребовал восстановить рынок. Там было сделано около 4000 штук Ми-8. В Улан-Удэ последний Ми-8Т сдали в 1994 году, этот завод дал стране около 3700 Ми-8 с силовой установкой первого варианта. Как и в Казани, так и в Улан-Удэ производство Ми-8 будет продолжаться еще долго, пока ему на смену не придет Ми-38.

vooruzenie.ru

Категория: Авиация и флот | Добавил: War (04.05.2012) |
Просмотров: 16204 | Теги: Вертолеты, Ми-8 | Рейтинг: 1.0/23


Похожие статьи
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Вы можете оставить коментарий к новости Вертолет Миль Ми-8 здесь,мы будем рады услышать ваше мнение.